? Российско-грузинская война: выводы, уроки, последствия
 
Россия или Грузия
 

Российско-грузинская война: выводы, уроки, последствия
Российско-грузинский вооруженный конфликт, названный журналистами «пятидневной войной», требует глубокого осмысления, всестороннего анализа и трезвых оценок. Будучи локальным по месту и непродолжительным по времени, он несет в себе глобальное измерение и долгосрочные последствия как для противоборствующих стран, так и для мирового сообщества. В нем нашли свое отражение все негативные моменты в развитии международных отношений, а также геополитические, цивилизационные противоречия современной эпохи. Пожалуй, даже несоизмеримо более масштабная американо-натовская война на Балканах так сильно не встряхнула глубинные основы мироустройства, как бои местного значения в ходе российско-грузинского вооруженного противостояния. Эффект от боестолкновений в Южной Осетии, Абхазии и Грузии оказался неожиданно столь внушительным, что прямо или косвенно затронул все сферы международной жизни. Война поставила вопрос о пересмотре всей системы международной безопасности. Она породила совершенно новую ситуацию в мире, стала началом эпохи перемен не только во внешней политике России, но и всех ведущих стран мира, мирового сообщества в целом. 

Агрессия


Ключевым вопросом, на который предстоит ответить, чтобы понять смысл произошедшего на Северном Кавказе, является, что и кто скрывается за военной авантюрой руководства Грузии? Ведь не настолько же президент Грузии Саакашвили сумасшедший, как многие представляют его себе, чтобы решиться отдать приказ о нападении на личный состав подразделения российских миротворцев, что, по сути, означало объявление войны России.

Созданная им с помощью США 30-тысячная грузинская армия, оснащенная первоклассной техникой и обученная американскими инструкторами, вполне могла рассчитывать на то, что ей удастся разгромить значительно уступавшие ей по численности, технике и боеспособности вооруженные формирования Абхазии и Южной Осетии. Вместе с тем у нее не было ни малейшего шанса одолеть вооруженные силы России. Война с Россией была заведомо для Грузии проигранной, тогда почему же она ее развязала?

Саакашвили и стоявшие за ним внешние силы, скорее всего, были абсолютно уверены в том, что Россия не примет вызов, спасует перед США, Западом, не пойдет на обострение международной обстановки в условиях начавшихся Всемирных олимпийских игр и не решится на полномасштабное ведение боевых действий против Грузии, ограничившись мерами дипломатического воздействия на нее (осуждения, протесты, жалобы и т.д.)

Расчет строился на том, что пока Россия опомнится и начнет реагировать, блицкриг уже состоится, а мир будет поставлен перед свершившимся фактом: правительство Грузии, осуществляя операцию по «наведению конституционного порядка» на территории своей страны, освободила Южную Осетию и Абхазию от сепаратистов и террористов. США, выразив соболезнования по поводу гибели «нескольких российских миротворцев», выступили бы в роли гаранта безопасности в регионе и под этим предлогом взяли бы Грузию под свою опеку. Тем самым проблема окончательного закрепления США и НАТО на Северном Кавказе и прилегающем к нему побережье Черного моря была бы для них решена.

Высшее российское руководство в лице президента Д. А. Медведева и премьер-министра В. В. Путина, министра иностранных дел С. В. Лаврова прямо и с намеками заявляли о причастности США, НАТО к развязыванию Грузией войны на Северном Кавказе. Да и подавляющее число обозревателей убеждены в том, что без команды или одобрения США Саакашвили не решился бы на вооруженную авантюру. Их совместное решение по поводу проведения операций в Южной Осетии и Абхазии могло быть принято во время визита в Тбилиси государственного секретаря США К. Райс, состоявшегося за две недели до вооруженного конфликта. Но даже если исключить преднамеренный американо-грузинский сговор в отношении развязывания войны, США несут прямую ответственность за соучастие в агрессии уже потому, что именно они привели Саакашвили к власти и что их военная помощь своему ставленнику, как сказал С. В. Лавров, «поощряла безответственный и непредсказуемый режим в его движении по пути авантюр». Более того, США, зная о готовящейся агрессии, ничего не предприняли, чтобы не допустить ее. Когда же война началась, США перебросили из Ирака на помощь режиму две тысячи грузинских военнослужащих, в известной мере ослабляя свой альянс в этой стране.

Какие же побудительные мотивы двигали США, чтобы пойти на соучастие в грузинской авантюре?

Конечно же, США рассчитывали в случае ее успеха заполучить надежный плацдарм на Кавказе, что без решения югоосетинской и абхазской проблем в интересах Грузии не могло быть обеспеченным. США заинтересованы в том, чтобы иметь на Северном Кавказе постоянный очаг напряженности, который держал бы Россию в состоянии тревоги. Грузия обеспечивала бы в случае успеха операции прямой выход США к границам России. Кроме того, успех Грузии спровоцировал бы втягивание в междоусобицы народы Кавказа. США вклинились бы глубоко в Евразию.

США нуждались также в «маленькой победоносной войне» своего союзника, чтобы повлиять на ход и исход предвыборной борьбы у себя в стране. Надо было оглушить избирателя войной, чтобы он 4 ноября 2008 г. проголосовал за кандидата на пост президента США от правящей республиканской партии Маккейна.

Думается, благословляя Грузию на военную авантюру против Южной Осетии, Абхазии и России, США проводили своего рода эксперимент, который в народе называется «проверкой на вшивость». Целью его было проверить на прочность российскую власть, военные позиции России на Кавказе, на способность высшего политического руководства применить в современных условиях военную силу для защиты национальных интересов. США, продолжая борьбу за мировое господство, всегда придавали немаловажное значение изучению эффективности процесса принятия решений в России по вопросам военной политики, ее поведения в критических ситуациях, в военных конфликтах. По существу, США использовали Грузию в качестве инструмента реализации своей военно-политической доктрины. Силами своего ставленника они провели разведку боем в глобальном противостоянии с Россией и наверняка внесут поправки в прежние доктринальные установки, не отказываясь от главной цели - ее покорения. США, несомненно, будут цепляться за Кавказ, за Грузию. Они продолжают поддерживать режим Саакашвили, не реагируя на предостережение С.В.Лаврова от совершения «ошибки подлинно исторического масштаба». Всеми своими действиями во время вооруженного конфликта и после него (ввод боевых кораблей в Черное море, в Сухум и Поти; визит вице-президента США Д. Чейни и госсекретаря К. Райс в Тбилиси, помощь Грузии в восстановлении ее военного потенциала, санкции, попытки международной изоляции России и др.) США подтвердили антироссийскую направленность их военной политики. Грузия - это лишь один из инструментов её реализации.

Собственные цели Грузии в развязанной ею войне против Южной Осетии, Абхазии и России были утилитарны и, по сути, отражены уже в самом кодовом названии операции «Чистое поле». Грузия ставила своей задачей произвести зачистку, т. е. уничтожить или вытеснить поголовно всё осетинское и абхазское население с заселяемых ими территорий, которые в последующем были бы переданы грузинам. Можно предположить, что грузинским военнослужащим, участвующим в зачистке, могли быть даны обещания на вознаграждение земельными участками в Южной Осетии и Абхазии, как когда-то немецким военнослужащим выдавались свидетельства на поместья на территории СССР. Иначе трудно объяснить геноцид против осетин, представить детей под гусеницами грузинских танков, жителей Цхинвала, факелами горящих от рвущихся реактивных снарядов грузинской артиллерии. Трудно также понять планы грузинского руководства стереть с лица земли Цхинвал, Сухум, Гагры и другие города Южной Осетии и Абхазии. Из других целей, которые преследовало грузинское руководство, следует выделить личные амбиции Саакашвили, который мечтал о лаврах объединителя Грузии.

Отпор агрессии


В российско-грузинском вооружённом конфликте в высшей степени достойно проявили себя и верховные власти России, и воины - сыны Отечества. На этот раз президент, правительство не обманули чаяния подавляющего большинства населения и приняли единственно верное решение - дать отпор вероломному агрессору и принудить Грузию к миру.

Действия командования и личного состава российских войск представляются грамотными. Чудеса героизма проявили 500 миротворцев в Южной Осетии, которые вместе с осетинскими ополченцами до подхода подразделений 58-ой армии отражали наступление 12-тысячной грузинской бронированной группировки войск. Их подвиг предопределил успех всей военной кампании.

Особое значение для успешных действий российских вооружённых сил имел срыв замысла грузинских стратегов по захвату Рокского тоннеля. Можно предположить, что Рокский тоннель заблаговременно был настолько укреплён, что атаковать его наземными подразделениями и с воздуха грузинское командование не решилось. Провалились и его планы прорваться к тоннелю на плечах осетинских беженцев и запереть его их телами.

Благодаря мужеству защитников Цхинвала и подоспевшему им на помощь подкреплению из состава российской армии грузинский блицкриг уже на второй день провалился. Поражение Грузии стало неизбежным. Первыми это почувствовали американские советники и инструкторы, которые, как только узнали о вступлении в бой 58-ой армии, ретировались в США на американском военном самолёте (более ста человек). Это лишний раз подтверждает, что американцы не рассчитывали на подобные действия России и были намерены оставаться в Грузии в момент и после блицкрига. И США, и Саакашвили оказались жертвами самообмана в отношении слабости России и дееспособности её руководителей.

Высадкой 9-тысячного российского десанта в Абхазии была сорвана войсковая операция грузинского командования под кодовым названием «Скала», по замыслу которой абхазская территория должна была быть захвачена и зачищена ударами с суши и с моря в течение двух суток. Одним из направлений для нападения на Сухум было Кодорское ущелье, куда два года назад Грузия незаконно ввела свои войска. На этот раз абхазские подразделения, действуя самостоятельно, освободили этот стратегически важный район от грузинских захватчиков.

Вполне оправданными и с военной, и с политической точек зрения были действия вооружённых сил России на территории самой Грузии. В интересах пресечения попыток восстановления наступательного потенциала грузинской армии по её военным объектам (аэродромы, казармы, воинские колонны) наносились бомбоштурмовые удары. Нашими войсками были заняты главные военные базы противника под Гори и Сенеки, откуда шло снабжение грузинской армии. Созданная зона безопасности вдоль границ Грузии с Южной Осетией и Абхазией позволила предотвратить нападения на них грузинских формирований. Захваченная у грузин боевая техника, вывезенная на территорию России, уже не могла больше применяться против российской армии. Потопленные ударами с воздуха грузинские военные суда больше не угрожали российскому флоту.

Все эти профилактические по своему характеру акции являются обычными эпизодами любой войны и не нарушают её законы. Более того, российская армия весьма дозированно и умеренно использовала свою боевую мощь. В наказание агрессора за гибель своих военнослужащих и геноцид по отношению к местному населению она могла бы действовать гораздо более жёстко. Итогом войны могло бы быть занятие всей территории Грузии и смена политического режима. Но таких целей российское руководство не ставило и не добивалось, ограничившись мерами необходимой обороны, гарантирующими невозобновление нападений грузинских вооружённых сил на Южную Осетию, Абхазию и российских миротворцев. Вооружённый ответ России на грузинскую агрессию находится в полном соответствии с действующим международным правом, включая право на самооборону согласно ст. 51 Устава ООН, а также с её обязательствами применительно к урегулированию конфликта Грузии с Южной Осетией и Абхазией. С её стороны эта война была справедливой, праведной. Судьбу главного виновника российско-грузинской войны в своё время решит сам грузинский народ, когда протрезвеет от шовинистического угара.

Россия одержала несомненную и очень важную военную и политическую победу в войне с Грузией, защитив своих миротворцев, народы Южной Осетии и Абхазии. Такой победой страна может по праву гордиться.

Информационная война


Российско-грузинская война включала в себя жёсткое информационное противоборство на международной арене. По оценке абсолютного большинства обозревателей и экспертов, Россия, имея полную поддержку населения внутри страны, одержав убедительную победу на поле боя, тем не менее, проиграла информационную войну Грузии (по крайней мере, в краткосрочной и среднесрочной перспективе: 3-6 месяцев). С одной стороны, она оказалась неготовой к массированной информационной агрессии противника, а с другой - в информационном противостоянии наша страна выступала в одиночестве, в то время как Грузия действовала в ней единым фронтом с США, НАТО, Евросоюзом. Парадоксально, но факт: проигравший противник сделал своё поражение победой, применив современные технологии информационного воздействия и манипуляции сознанием на население Грузии и зарубежную аудиторию. Военный преступник Саакашвили оказался «на коне», поддержанный собственным народом и вызвав сочувствие официальных кругов и широкой общественности многих стан мира.

Российское руководство явно недооценило информационно-психологические аспекты вооружённого конфликта с Грузией и не предприняло действенных превентивных мер для нейтрализации подрывной пропаганды режима Саакашвили и его покровителей, рассчитанной на грузинское население и мировое сообщество. Этот недопустимый просчёт должностных лиц, ответственных за безопасность страны, повлёк за собой серьёзные негативные последствия для России. Он заслуживает, по меньшей мере, самого сурового порицания уже по той причине, что были очевидными установки Саакашвили и грузинской элиты на военное решение югоосетинского и абхазского вопросов, что рано или поздно российско-грузинская война представлялась неизбежной.

У России было достаточно времени, чтобы овладеть инициативой в информационном пространстве и не позволить противнику столь нагло и почти беспрепятственно распространять по всему свету выгодную для себя интерпретацию вооружённого конфликта и навязывать общественности, уходя от фактов, свои ложные оценочные суждения, касающиеся событий на Кавказе.

Все постсоветские годы Россия не вела массированную, целенаправленную разъяснительную, просветительскую работу по оказанию систематического воздействия на грузинскую и мировую общественность, разоблачающую военные приготовления сменяющихся режимов в Грузии; показывающую бесперспективность военного решения межэтнических противоречий между грузинами, абхазами и осетинами; раскрывающую подлинно миротворческий характер усилий России на Северном Кавказе; формирующиую её положительный образ в массовом и индивидуальном сознании как поборника справедливости и защитника малых народов, подвергающихся угнетению и ассимиляции. Россия не использовала имеющиеся каналы донесения информации грузинской и зарубежной аудитории и не создавала новые. Нет сомнения, что если бы она заблаговременно, начиная, по крайней мере, с 2004 года, запустила свои новостные ленты с фактами и комментариями в международные средства массовой информации о событиях на Кавказе, то реакция на российско-грузинский вооружённый конфликт и в самой Грузии, и даже в США, на Западе была бы несколько другой. Тогда вряд ли у Саакашвили была такая единодушная поддержка в стране и на Западе, которую он имел с началом войны. Тогда не так просто западным СМИ было бы сделать из России агрессора, а Грузию представить её жертвой.

Практически, во всех ведомствах России есть довольно значимые по своим возможностям государственные структуры информационного обеспечения (Совет Безопасности, МИД, Министерство обороны, МВД, МЧС и др.), есть средства массовой информации, есть многие тысячи сотрудников государственной службы, предприниматели, студенты и др., которые могли бы нести правду о событиях на Кавказе в качестве общественных дипломатов. Но не было органа, который направлял бы их пропагандистскую деятельность по единому плану, придавая ей целеустремлённость, оперативность и масштабность.

Казалось бы, что стоило создать при Администрации Президента, в Правительстве РФ специальное подразделение, выделив ему необходимые финансовые и материальные средства, для разработки тезисов, аргументов пропаганды, выпуска видеофильмов, листовок, плакатов, брошюр и других агитматериалов с последующим оперативным, целенаправленным распространением их в посольствах, СМИ, на конференциях, встречах и т.д.? Даже нашим депутатам, выезжающим за рубеж, нечего было взять с собой, чтобы подкрепить свои слова вещественными доказательствами нашей правоты. Пожалуй, единственным ярким эпизодом информационной войны стал концерт под управлением Валерия Георгиева в освобождённом Цхинвале. Его транслировали по телевидению и на Западе. Подлинным героем информационной войны можно назвать Виталия Чуркина, постоянного представителя России при ООН, который стоически, активно, наступательно, убедительно, по всем правилам военно-дипломатического искусства ведёт огромную разъяснительную работу и отстаивает позицию России в отношении событий на Северном Кавказе в этой главной международной организации.

На этом фоне была заметной слаженность действий западных СМИ. Как по команде, они с первых часов войны стали средством борьбы против России, инструментом военной пропаганды Саакашвили. Они оказались закрытыми для любой правдивой информации с фронта. Саакашвили и западные специалисты в области информационно-психологической войны сумели оперативно переиначить истину и представить почти во все мировые средства массовой информации свою версию событий на Северном Кавказе, которую они методично распространяли по всему свету.

Особенно настораживает отсутствие должного информационного обеспечения действий войск до, в ходе и после операции по принуждению Грузии к миру. Армия явно растеряла накопленный ею в Афганистане опыт ведения спецпропаганды среди местного населения и вооружённых формирований оппозиции. Поэтому не приходится удивляться, что в сводках с грузинского фронта не было ни одного сообщения об использовании сил и средств спецпропаганды. Средства массовой информации не показали ни одного сюжета, связанного с работой звуковещательных станций в Гори, Поти и других населённых пунктах в зоне действий российских войск, с их залистованием. В условиях тотальной информационной блокады населения Грузии, потоков лжи, фальши со стороны грузинских властей необходимо было использовать любые, даже самые экзотические средства для доведения правды жителям этой страны о происходящем, о преступлениях режима Саакашвили, о спасительной миссии России.

Слишком поздно, спустя неделю после окончания пятидневной войны, Россия рассказала миру о первых минутах и часах войны. Почему-то неубедительными оказались её правовые доводы, подтверждающие состояние необходимости оказания военной помощи Южной Осетии и Абхазии и акт агрессии со стороны Грузии. Она не сумела доказать, что у неё не было другого выхода, кроме как нанесения ответного удара не только по наступающим грузинским войскам, но и по военным и боевым порядкам в глубине территории Грузии, чтобы не допустить эскалации войны, новых жертв и разрушений. Она не смогла довести общественному мнению смысл операции по принуждению Грузии к миру.

Наши разъяснения не сумели прорвать информационную блокаду Грузии, на Западе и пробиться в массовое сознание населения, чтобы довести правду о войне и убедить широкую аудиторию в правильности и благородстве поведения России, в преступности действий грузинского режима. Конечно, наивно было бы думать, что правящие круги США, Запада, НАТО поддержат Россию в этой войне, но сформировать международное общественное мнение, сочувственно относящееся к южноосетинскому народу и осуждающее нападение грузинских войск на российских миротворцев, вполне можно было.

Принуждение к миру, если перефразировать русского философа И. Ильина, означает одоление зла силою. Но ведь сила заключается не только в материальном выражении, в бомбоштурмовых ударах, в атаках десантников и мотострелков. Есть ещё и «мягкая сила», использующая оружие духовное, интеллектуальное, информационное в интересах одоления зла, победы над врагом. Ведь, в конечном счёте, главная борьба идёт не на местности, а в сознании людей. И исход её зависит от того, насколько убедительно та или другая сторона доказала свою правоту в столкновении лжи и правды. При этом нельзя наивно полагать, а это особенно присуще русским людям, что добро и зло самоочевидны и не требуют доказательств. Возможности современного информационного оружия, информационно-идеологического вторжения в общественное сознание таковы, что вполне позволяют подменять подлинные ценности на фальшивые, правду делать ложью, честность бесчестием, благородные поступки превращать в дурные, подлинных героев выставлять в самом неприглядном свете. В своём большинстве у людей очень слабый иммунитет против чужеродных информационных вирусов, недостаточные навыки самозащиты от «перепрограммирования». К тому же, в информационном противостоянии следует учитывать существующие устойчивые стереотипы восприятия России на Западе как враждебного, агрессивного, недемократического государства. Для западного обывателя Россия «всегда неправа» и потому его так легко убедить в любой лжи в отношении нашей страны.

Зная эти особенности национального менталитета, профессионально владея методами подрывной работы с массовым сознанием и виртуозно используя современные технологии манипуляции людьми, Саакашвили и помогающие ему западные специалисты в области пропаганды сумели с первых часов российско-грузинского вооружённого конфликта захватить инициативу в информационной войне. Пока Россия не торопилась решать задачи с воздействием на общественное мнение на Западе, полагаясь на свою правоту в конфликте и на очевидность вины Грузии за развязывание агрессии и геноцид, противник оперативно наладил тесное взаимодействие с ведущими мировыми средствами массовой информации и снабдил их собственной интерпретацией событий на северном Кавказе. Суть её сводилась к следующим фальшивкам: «Огромная ядерная, авторитарная, агрессивная Россия напала на маленькую, беззащитную Грузию», «Маленькая Грузия стала невинной жертвой большого кровожадного русского медведя», «Обстрел Цхинвала стал вынужденным ответом на крупномасштабное российское вторжение».

Главным приёмом западных СМИ в освещении российско-грузинской войны является полное замалчивание истинных её причин. Речь идёт о том, что, за крайне редким исключением, в передачах не говорится о существовании на территории Грузии отдельных народов - осетин и абхазов, которые исторически не входили в её состав, а сейчас добиваются независимости. Скрывая историю межэтнических взаимоотношений в Грузии, западные СМИ без труда рисуют картину войны как нападение России на Грузию.

Как известно, первая воспринятая информация, как правило, становится определяющей для формирования позиции по отношению к произошедшему событию. К тому же, по геббельсовской формуле, чем невероятнее ложь, тем охотнее в неё верят. Западные СМИ не брезговали подтасовкой данных, замалчивали события в вооруженном конфликте. Так, разрушения в Цхинвале канал CNN и другие западные кампании выдавали за съёмки в Гори. Фактически, западные СМИ освещали ход войны с подачи Саакашвили и в интересах Грузии. Им удалось настроить общественное мнение в своих странах против России, сделать её агрессором.

Судя по целому ряду признаков военной грузино-американской кампании на Северном Кавказе, существовал заблаговременно созданный сетевой штаб информационно-идеологического обеспечения действий войск. Его подразделения находились в Грузии, США, Европе. Непосредственно при Саакашвили была группа бельгийских и американских специалистов в области информационного противоборства, которая помогала ему в подготовке текстов выступлений и заявлений. Была тщательно спланирована и осуществлена крупномасштабная, глобальная спецпропагандистская операция по дезинформации мирового сообщества в отношении замысла, причин, характера и самого хода войны; по навязыванию мировому общественному мнению собственной, ложной интерпретации событий; по блокированию доступа России в информационное пространство; по склонению стран и населения к поддержке агрессивных действий Грузии, политики США и осуждению нашей страны. При этом противник осуществлял спецпропагандистскую операцию против России в полном соответствии с концепцией информационных войн нового поколения, предусматривающей захват информационного пространства и упреждающее воздействие на массовое и индивидуальное сознание за счёт максимально оперативной подачи в нужной интерпретации ложных или реальных фактов и достижения заданного эффекта, используя заблаговременно созданные сетевые структуры. Следует отметить, что в духе этой концепции Грузия задолго до вооружённого конфликта начала готовить мировое общественное мнение к тому, что Россия является потенциальным агрессором. В формировании образа агрессивной России она использовала «факты» якобы сбитого над её территорией российского беспилотного аппарата; ареста у миротворцев российского вооружения, будто бы запрещённого к использованию в зоне конфликта и др.

Ключевым звеном этой операции стал захват штабом ведущих мировых средств массовой информации и активное подключение их к манипуляциям сознания масс в США, Европе, во всех регионах. С началом войны эти СМИ сообщили, что в ночь с 7 на 8 августа Россия напала на Грузию и методично повторяли эту ложь и тогда, когда боевые действия закончились. Они отсекли от эфира любые сообщения о реальных фактах грузино-американской агрессии. Поскольку на телевидении, в печати не проходило правдивой информации, то не только западный обыватель, но даже многие не ангажированные политики поверили своим СМИ и судили о войне на Кавказе по их сводкам. Западные СМИ во многом также помешали правильному пониманию вооружённого конфликта на Северном Кавказе в союзных России и нейтральных государствах.

Перевес противника в информационной войне позволил ему во многом нейтрализовать своё сокрушительное военное и политическое поражение. Более того, официальная пропаганда умудряется подавать информацию таким образом, будто Грузия победила Россию, остановив русские танки на подступах к Тбилиси. И этой лжи верят. Умело применив современные технологии информационно-психологического воздействия на отдельные группы лиц, руководителей государств и массовое сознание, режим Саакашвили сумел избежать осуждения его агрессии и геноцида в ООН и других международных организациях, в общественном мнении на Западе.

Осознав просчёты, допущенные в информационной войне, российское руководство попыталось по ходу боевых действий и после прекращения огня как-то исправить положение и непосредственно включилось в кампанию по разъяснению реального положения дел на Северном Кавказе. Президент Д.А. Медведев, премьер В.В. Путин, министр иностранных дел С.В. Лавров вступили в прямые контакты с зарубежными государственными и общественными деятелями, журналистами. Конечно, их встречи сыграли определённую роль в прозрении какой-то части людей на Западе, но будучи внесистемными, вне общего замысла информационного противостояния, они оказались далеко недостаточными, чтобы переломить сложившееся на Западе негативное отношение к России в навязанном ей вооружённом конфликте в нашу пользу.

К тому же, надо отдать должное - лично Саакашвили, который переиграл нас на пропагандистском поле в первые дни войны. За пять её дней, по свидетельству обозревателей, он успел публично выступить 40 раз, а наши руководители только 10. Он проявил себя как ловкий, мастерски владеющий приёмами общения с журналистами, американской, западной аудиторией пропагандист. Он сумел мобилизовать мощную государственную информационную машину на оправдание развязанной им войны, на поддержку Западом Грузии, совершившей агрессию. И, как отмечают западные обозреватели, она действовала, в отличие от российской, динамично и изобретательно, показывая репортажи с националистических митингов, интервью с «жертвами российского вторжения».

Информационный вакуум, возникший в первые часы войны и быстро заполненный Саакашвили, а также изначальное игнорирование Россией западного общественного мнения ещё долго будут определять настроения на Западе в отношении событий на Кавказе.

США, НАТО, Запад, признав, наконец, что Грузия напала первой, тем не менее агрессором в глазах общественности по-прежнему представляют Россию. Нашу страну обвиняют в использовании «чрезмерной военной силы», в «оккупации грузинской территории», в жестокости по отношению к мирному населению и т.п. Себя же они продолжают преподносить как «защитников молодой демократии», которую пытается «задушить» Россия. Увязываются события на Кавказе с ситуацией в Крыму, чтобы столкнуть Россию и Украину. От России они требуют отозвать своё признание независимости Южной Осетии и Абхазии и вывести войска из этих независимых государств. На аргументацию этих требований сейчас работает вся информационно-пропагандистская машина Запада.

Вместе с тем, поражение России в информационной войне с Грузией и её союзниками нельзя считать тотальным и судьбоносным. Важнейшее значение имеет тот факт, что Россия победила на внутреннем фронте информационной войны. Действия верховной власти по отражению агрессии и принуждению Грузии к миру нашли полную поддержку у большинства населения страны. Произошёл подъём народного духа. Впервые в постсоветское время проявилось единение власти, армии и народа, что стало залогом военной и политической победы над грузино-американскими агрессорами.

Не всё так однозначно и с нашим проигрышем в информационной войне на внешнем фронте. Ложь долговечной быть не может, если, конечно, её не разоблачать. Подлинная правда о российско-грузинской войне пробивает дорогу в западных СМИ, в которых всё чаще появляются материалы, подтверждающие, что именно Грузия первой начала эту войну, что грузины первыми вошли в Цхинвал и напали на российских миротворцев. Тональность в СМИ заметно изменилась в пользу большего понимания позиции России в её кавказской политике. Постепенно тема Грузии отходит в СМИ на второй план. Даже в американском Конгрессе раздаются возмущённые голоса в отношении того, что «американский народ и члены Конгресса США не получают честной сбалансированной картины», а имеет место «травля России» и «подача Саакашвили только в положительном свете» (конгрессмен Б. Делахант).

Поражение в информационной войне на официальном уровне не означает отсутствие значимых результатов в информационном противоборстве в общественном сознании на уровне различных общественных социальных групп. Когда знакомишься с оценками западных политических деятелей и ангажированных мировых средств массовой информации, которые высказывают своё мнение по поводу событий на Северном Кавказе и роли в них России, то создаётся ощущение единодушного осуждения нашей страны и поддержки Саакашвили. Совершенно иная картина предстаёт в электронных изданиях в Интернет. На некоторых популярных форумах содержится до 90 % откликов в пользу России, с одобрением признания ею независимости Абхазии и Южной Осетии. Блогеры, т.е. постоянные пользователи сети, а их миллионы, выступают на стороне России в российско-грузинском вооружённом конфликте. Такое соотношение официальной и неофициальной реакции свидетельствует о заданности, заказном характере высказываний лиц, находящихся во властных или околовластных структурах и зависимых от них СМИ, и более свободном выражении своего мнения у простых людей, общающихся в Интернет.

Есть все основания полагать, что со временем издержки информационной войны, неблагоприятно развернувшейся для нашей страны, уйдут в небытие, правда восторжествует и вера в великую миссию России - защита слабых и униженных, укрепится.

Дипломатическая война

Уже в первый день нападения Грузии на российских миротворцев и Южную Осетию высшее руководство России предприняло ряд шагов на дипломатическом фронте по доведению главам государств и правительств сложившейся ситуации на Северном Кавказе и своей позиции в связи с совершившимся там актом агрессии. В этих целях премьер-министр В. В. Путин, находясь на Олимпийских играх в Пекине, встретился с президентом США Бушем, с председателем госсовета КНР Ху Цзиньтао, с президентом Казахстана Н. Назарбаевым и другими официальными лицами. Россия предупредила весь мир, что её реакция на военно-политическую авантюру Грузии будет жёсткой и агрессор подвергнется суровому наказанию.

Запад, заранее знавший о планах Саакашвили, не сразу поверил в серьёзность намерений России, учитывая предшествующий опыт её внешней политики, и сделал вид, что никакой агрессии со стороны Грузии он не заметил. И только после ввода российских войск в Южную Осетию, Абхазию и Грузию Запад почувствовал необычную решимость России и осознал неизбежность поражения режима Саакашвили. Тогда он развил бурную дипломатическую деятельность по спасению своего ставленника. Из США, НАТО, Евросоюза посыпались как из рога изобилия «мирные инициативы», подкрепляемые угрозами в адрес России, с целью побудить её отказаться от продолжения операции по принуждению Грузии к миру, вывести войска из занимаемых ими позиций, не признавать Южную Осетию и Абхазию и соблюдать территориальную целостность страны-агрессора. Высокопоставленные эмиссары Запада один за другими совершали визиты в Тбилиси, демонстрируя ему свою поддержку.

В развернувшихся дипломатических баталиях российское руководство вполне оправданно отдало предпочтение Европейскому Союзу, который занял несколько более сдержанную позицию в российско-грузинском вооружённом конфликте, из-за чего подвергся критике со стороны США за некие «уступки Москве». При участии председателя ЕС, президента Франции Н. Саркози в Москве были выработаны шесть основополагающих принципов, сделавших возможным в условиях паралича Совета Безопасности ООН прекращение активных боевых действий в зоне конфликта. 12 августа в Кремле президентами России и Франции был подписан соответствующий документ (План Медведева-Саркози). ЕС выступил гарантом неприменения силы Грузией против Южной Осетии и Абхазии.

8 сентября, уже после официального признания Россией Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств, состоялся официальный визит в Москву «большой европейской тройки» в составе президента Франции Николя Саркози, председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Баррозу и председателя ЕС по внешней политике и безопасности Хавьера Соланы. В ходе состоявшихся переговоров президенты России и Франции дополнили свои августовские соглашения ещё тремя пунктами: о выводе сил; о международных механизмах наблюдения; о международных дискуссиях. В частности, была достигнута договорённость о размещении до 1 октября 2008 года как минимум 200 наблюдателей от ЕС в зонах, прилегающих к Южной Осетии и Абхазии для замены российских миротворческих сил.

Несомненно, что сама инициатива ЕС по урегулированию конфликта на Кавказе заслуживает одобрения. Особенно если взять во внимание предлог, под которым она была проявлена: «Американцы в определённом смысле являются стороной в конфликте. Именно поэтому в переговорном процессе должна быть акцентирована роль Европейского Союза». Этими словами министр иностранных дел Франции Бернар Кушнер, фактически, признаёт прямое соучастие США в военно-политической авантюре Грузии.

Вместе с тем, нельзя не видеть и подспудной неблаговидной роли европейского посредничества. Основная задача западных партнёров на переговорах заключается в максимальной защите собственных интересов в Грузии. Запад руками ЕС стремится переформатировать военное поражение режима Саакашвили в политико-дипломатический проигрыш России. Продолжаются попытки Запада использовать План Медведева-Саркози в качестве инструмента интернационализации конфликтов на Северном Кавказе по балканскому сценарию, действуя под видом миротворчества. Имеют место явные и неявные подлоги и искажения достигнутых договорённостей, переписывания Плана Медведева-Саркози задним числом. Предпринимаются усилия под предлогом создания международного механизма наблюдателей ОБСЕ и ООН добиться ввода миротворческих контингентов ЕС в Абхазию и Южную Осетию и вывода оттуда российских войск. На Москву оказывается давление с целью заставить её пересмотреть своё решение о признании Абхазии и Южной Осетии. Запад категорически отказывается согласиться с реальностью независимого существования этих новых государств и продолжает считать их в составе Грузии, побуждая и другие страны мира придерживаться принципа её территориальной целостности.

Российская дипломатия выдержала мощное давление со стороны НАТО в связи с нашей политикой на Северном Кавказе. Было немало выступлений представителей блока, смысл которых сводился к угрозам оказать военную поддержку режиму Саакашвили и «не позволить российским агрессорам победить в Грузии». Демонстративно в штаб-квартире НАТО в Брюсселе были приняты грузинские генералы, а в Тбилиси 15-16 сентября прошла выездная сессия Совета НАТО под председательством генерального секретаря этой организации Яана де Хоопа Схеффера. После войны 8-12 августа партнёрство между Россией и НАТО было свёрнуто. По существу НАТО тем самым продемонстрировало пределы этого партнёрства, ограниченные степенью послушания и уступчивости России. Наши дипломаты использовали любые возможности, чтобы противодействовать прогрузинской политике НАТО, показывать неспособность этого блока разрешать конфликты и быть инструментом безопасности, его неблаговидную роль в провоцировании конфликтов, в том числе на Кавказе.

Нелёгкие дипломатические сражения для России проходят с первых дней войны и по настоящее время в ООН. Как отмечалось выше, в дипломатической деятельности хорошо проявил себя постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин. Пожалуй, давно уже в России не было такого самоотверженного, блестящего дипломата, как он. Своими яркими, убедительными доводами он во многом способствовал тому, что ООН не стала местом огульного осуждения России, как того добивались наши противники. Наоборот, Россия достаточно умело использовала трибуну этой представительной международной организации, чтобы защитить интересы страны, донести правду о российско-грузинской войне мировому сообществу. По сути, оказались сорваны попытки США, Запада превратить начавшуюся 63-ю сессию Генеральной Ассамблеи ООН в антироссийскую кампанию. России удалось добиться участия представителей Абхазии и Южной Осетии в заседании Совета Безопасности ООН в Женеве 15 октября 2008 г., на котором должны были обсуждаться проблемы Северного Кавказа и продления мандата миротворческих сил в регионе. К сожалению, США и Грузия сорвали эти переговоры в Женеве. Они перенесены на 19 ноября с.г.

Наши дипломаты вели сложную игру на международной арене, учитывая слабые и сильные стороны противника, противоречия между США и Европой. Они, в частности, исходили в своих построениях из того факта, что в настоящее время США, Запад, НАТО не совсем выгодна острая конфронтация с Россией, поскольку они оказались зависимы от неё в решении ряда международных проблем. Одна из них - Афганистан, где США, НАТО оказались в весьма сложной ситуации, а без российских коридоров им было бы ещё труднее. В целом, мобилизовать даже Запад на единодушное осуждение России и применение против неё санкций США не удалось, и в этом большая заслуга дипломатии.

В значительной мере благодаря дипломатическим усилиям России реакция в мире на события на Северном Кавказе постепенно меняется. В Конгрессе США на слушаниях 10 сентября с. г. несколько сенаторов виновниками войны в Южной Осетии назвали Тбилиси. Бывший госсекретарь США Колин Пауэл 16 сентября с. г. в программе Си-Эн-Эс заявил: «Действия России в отношении Грузии были вполне предсказуемы, а спичку этого конфликта зажгли на грузинской стороне». Бывший президент ФРГ Рихард фон Вайцзеккер назвал действия России в Южной Осетии по защите своих граждан вполне легитимными и оправданными. По его словам, к войне подтолкнули опасные действия Грузии. Министр иностранных дел Бельгии считает действия Саакашвили «крупной политической ошибкой». По его словам, Тбилиси опасен и непредсказуем, поэтому рано Грузию принимать в НАТО и Евросоюз.

Позиция России в конфликте с Грузией нашла определённую поддержку партнёров на 8-ом саммите Шанхайской организации сотрудничества, состоявшейся в конце августа с. г. в Душанбе (Таджикистан). Там приветствовали «активную роль России в содействии миру и сотрудничеству в Кавказском регионе». Свою озабоченность «предпринятой Грузией попыткой силового решения конфликта в Южной Осетии» выразили главы государств-членов Организации Договора о коллективной безопасности на встрече в Москве. Конечно, со стороны партнёров и союзников стран ШОС и ОДКБ хотелось бы более твёрдой и конкретно выраженной поддержки России в её политике на Кавказе, которая в полной мере отвечает и их национальным интересам. Их сдержанность в проявлении чувств солидарности с Россией настораживает и наводит на определённые размышления в плане надёжности установившихся межгосударственных, союзнических отношений.

На фоне нечёткой и в какой-то мере двусмысленной реакции стран ШОС и ОДКБ в отношении российско-грузинского вооружённого конфликта предельно чёткой и однозначной выглядит позиция Никарагуа. Эта далёкая латиноамериканская страна второй после России официально признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Особая ценность этого акта солидарности с нами заключается в том, что представитель Никарагуа, экс-министр иностранных дел Мигель д' Эскота Брокман является в этом году председателем Генеральной Ассамблеи ООН. Уже на первой встрече с журналистами в штаб-квартире ООН по случаю начала 63 сессии Генеральной Ассамблеи он заявил: «Грузия, вторгнувшись в Южную Осетию, совершила акт агрессии и нарушила Устав ООН».

Таким образом, тенденция всё более спокойного, взвешенного отношения в мире к России, понимания её политики на Северном Кавказе, постепенно становится определяющей. Растёт число стран, пришедших к выводу, что Россия действовала сообразно со сложившейся ситуацией, в рамках правового поля, что она вынуждена была, используя военную силу, защищать своих граждан, малые народы, свои интересы перед лицом очевидной грузинской агрессии.

В то же время нельзя признать дипломатические усилия России на международной арене успешными. Пока не удалось убедить большинство государств мира в нашей правоте и добиться от них признания Абхазии и Южной Осетии. А это ведь главный показатель. Даже союзники России по СНГ, ОДКБ, ШОС ещё не сделали этого. В критический момент они не оказали России ожидавшейся от них решительной поддержки. Как правило, многие страны не хотят ссориться с США, которые оказывают на них мощное давление, чтобы не допустить признания ими Абхазии и Южной Осетии. Дипломатическая война продолжается, и судьба России во многом зависит от одержанных в ней побед.

Итоги и оследствия войны


Есть все основания утверждать, что в результате пятидневной войны на Северном Кавказе Россия и мир получили довольно сильный импульс к изменениям и необратимо становятся другими. «Идиотская авантюра», «хамская кровопролитная агрессия» Саакашвили (определения Д. А. Медведева) обернулись как негативными, так и позитивными последствиями для участников вооружённого конфликта и всего мирового сообщества. Вопреки ожиданиям зачинщиков войны (Грузия, США), она закончилась для них поражением и появлением на карте мира двух новых независимых государств - Абхазии и Южной Осетии, союзных и дружественных России. В то же время, она принесла смерть и разрушения, создала новые проблемы в международных отношениях. Война чётко обозначила изъяны существующего миропорядка, неспособность его институтов справедливо разрешать даже локальные конфликты, не говоря уже о готовности адекватно отвечать на глобальные вызовы и угрозы. Она ещё раз подтвердила необходимость переустройства мира, всей системы международной безопасности.

Россия. 17 лет наша страна удерживала ситуацию мира на Северном Кавказе, порой ценой жизни своих миротворцев Россия не позволяла межэтнической розни перерасти в кровавые столкновения. Все эти годы она проявляла огромную выдержку, не поддаваясь на самые гнусные провокации грузинских националистов, отстаивала, как могла, свои интересы и принципы мирными средствами. Но её вынудили к применению оружия, совершив вооружённое нападение на российских военнослужащих и находящихся под их защитой осетин.

Давая отпор врагу, Россия осуществила на Северном Кавказе одну из самых удачных в истории войн операций по принуждению агрессора к миру. Её опыт, несомненно, войдёт в классику гашения вооружённых конфликтов, уже изучается и останется предметом исследования для потомков. Благодаря этому опыту, Россия вновь обрела утраченную было свою освободительную миссию, «вернулась на мировую арену как ответственное государство, которое может постоять за своих граждан» (С.В. Лавров), осознала свои место и роль в современном мире, а в итоге: «мы стали другими, и с этим придётся считаться» (Д.А. Медведев). Для России наступило время «смены вех», выбора новых ориентиров.

В связи с событиями на Северном Кавказе перед миром предстала «другая Россия», более сильная, которая впервые за постсоветское время проявила себя как состоявшееся, самодостаточное государство, вполне управляемое, способное принимать ответственные и верные решения с предсказуемым результатом, проводить самостоятельную политику. Россия уже по-новому, с большим достоинством и осознанием своей значимости смотрит на мир и по-другому, более солидно и твёрдо намерена в нём действовать. На этот раз её не смутили ни угрозы «изоляции», ни попытки ввести санкции, ни жесткое дипломатическое давление, ни ухудшение отношений с США, НАТО, Западом. Она дала достойный отпор «двойным стандартам» Запада, который не ограничивает себя признанием принципов международного права, а Россию пытается уличить в их нарушении. Россия сорвала попытки Запада втянуть себя в бесполезные дискуссии по поводу мирного урегулирования вооружённого конфликта с Грузией, рассчитанные на то, чтобы затянуть время, ослабить, насколько это возможно, поражение режима Саакашвили и дать ему возможность подготовится к новому противостоянию в регионе.

Уже в кавказском вооружённом конфликте Россия продемонстрировала, что впредь без боя кому бы то ни было отдавать постсоветское пространство она не намерена, как это имело место раньше. И тому С. В. Лавров нашёл простое объяснение: «СНГ - это общий для всех живущих здесь народов цивилизационный ареал, хранящий наше историческое и духовное наследие».

Важным последствием событий на Кавказе для России стало укрепление её геополитических позиций на Чёрном море, в Закавказье, где соотношение сил изменилось в её пользу. В ответ на враждебные действия США на Северном Кавказе и на присутствие американских кораблей в Чёрном море Россия нанесла Америке ассиметричный ответ, открыв новый геополитический район противостояния в Латинской Америке. Она наладила тесное военное сотрудничество с Венесуэлой, которая стала «стратегическим союзником» России, осуществила вдоль берегов Америки полёты стратегических бомбардировщиков ТУ-95 МС, направила отряд боевых кораблей к берегам Венесуэлы для совместного участия в манёврах.

Большое значение имеет также тот факт, что в связи с положительными изменениями обстановки на Кавказе и обретением независимости Абхазией, примыкающей к Сочи, существенно расширились возможности России по качественной подготовке к Зимней Олимпиаде 2012 года и обеспечению их полной безопасности.

Кавказская война способствовала определённому отрезвлению российских политиков, чересчур уверовавших в искренность навязанного нашей стране партнёрства, поставившего Россию под контроль Запада. Есть некоторые признаки того, что Россия избавляется, наконец, от иллюзий в отношении американских, натовских, европейских партнёров, готовых задушить её в своих объятьях. Вооружённый конфликт на Северном Кавказе расставил точки над «i», вынудив признать в статусе врага США и НАТО.

В числе последствий кавказской войны для России следует назвать активизацию «пятой колонны» в стране, представленной так называемыми либералами-реформаторами (Шейнис, Фурман и др.) и рядом СМИ («Эхо Москвы», «Газета.ру», «Газета» и др.), тесно связанными с США, Западом. Они оправдывали фашиста Саакашвили и обвиняли Россию в агрессии против Грузии. Дескать, России нужна была «маленькая победоносная война», она её и спровоцировала, избрав «самый разрушительный и агрессивный» её формат. В их подрывной риторике в ходу были сравнения «вторжения в Грузию» с вводом войск Варшавского Договора в Чехословакию, с мерами по разгрому бандформирований в Чечне. Либералы по-прежнему убеждают соотечественников, будто у Запада самые добрые намерения в отношении России и надо во всём следовать ему. Они пугают Россию изоляцией. В сложной ситуации либералы подтвердили тютчевский диагноз: «чем либеральней, тем они пошлее». Война поставила вопрос: «Как же быть с этой «пятой колонной», стреляющей в спину России? Как избавиться от либерального гнёта?»

С последствиями кавказской войны мы связываем также немалые надежды на изменения во внутренней политике в интересах российского народа, впервые с 1991 года оказавшего полное доверие высшей власти, принявшей решение о «противлении злу» вооружённой силой. Победа на внешнем фронте создаёт благоприятные предпосылки для успехов на внутреннем фронте в деле консолидации общества, в развитии диалога различных конфликтующих социальных групп, в борьбе с коррупцией, в нравственном очищении чиновников, предпринимателей, неправедно наживших огромные состояния и не выполняющих свой долг служения Отечеству. Победа в войне должна стать началом кардинального духовного, идеологического, политического, экономического, военного, цивилизационного преображения России.
 

Анонсы новостей

Душевая кабина

Если вы хотите себе качественную душевую кабину, то вы можете купить ее в интернет магазине "Лаборатория Сантехники" имеется большой выбор такого товара по низким ценам. Вся продукция, которая есть в каталогах она от популярных мировых брендов.

Читать полностью
ߧէ֧ܧ.֧ڧܧ